China Xinjiang

Как возник вопрос о «Восточном туркестане»

2009-11-25 | Источник:china.org.cn

В средневековье в арабских географических книгах появилось понятие «Туркестан», которое означало «владения тюрков» и подразумевало земли к северу от реки Сир и сопредельные с ними восточные земли Средней Азии. По мере исторической эволюции и самоопределения современных национальностей Средней Азии географическое название «Туркестан» к XVIII веку почти исчезло, в книгах того периода его в основном не использовали. В начале XIX столетия вместе с углублением системы колониализма и экспансии в Средней Азии со стороны империалистических держав вновь появилось и слово «Туркестан». В 1805 году русский миссионер Димковский в своем отчете о деятельности миссии тоже использовал название «Туркестан», описывая с географической точки зрения Среднюю Азию и Таримскую впадину в Синьцзяне Китая. А так как история, язык и обычаи этих двух районов отличались, и политическая принадлежность у них была разная, то он называл «Восточным Туркестаном» Таримскую впадину в Синьцзяне Китая, находившуюся на востоке от «Туркестана», называл эти земли и «китайским Туркестаном». В середине XIX века Россия аннексировала одно за другим три ханства в Средней Азии — Хивинское, Бухарское и Кокандское, в районе Хэчжун учредила «туркестанское наместничество», поэтому некоторые люди на Западе стали называть этот район «Западным Туркестаном» или «русским Туркестаном», а синьцзянские районы Китая — «Восточным Туркестаном».

В начале XX столетия ничтожное число синьцзянских раскольников и религиозных экстремистов под влиянием мирового религиозного экстремизма и национального шовинизма, основываясь на высказываниях старых колонизаторов, решило политизировать нестандартное географическое название «Восточный Туркестан» и выдумало некую «идейно-теоретическую концепцию» о «независимости Восточного Туркестана». Ее последователи всюду разглагольствовали о том, что, мол, «Восточный Туркестан» испокон веков является самостоятельным государством, его национальность имеет почти десятитысячелетнюю историю, будто «это наилучшая в истории национальность»; они подстрекали к тому, чтобы все тюркоязычные и исповедующие ислам нации объединились и создали «теократическое» государство; отрицали историю создания великой родины всеми национальностями Китая, призывали «дать отпор всем национальностям нетюркской национальности», уничтожить «иноверцев», они разглагольствовали о том, что Китай «на протяжении трех тысяч лет является врагом Восточного Туркестана», и т. д. и т. п. После появления так называемой концепции о «Восточном Туркестане» раскольники всех мастей затеяли возню вокруг вопроса о «Восточном Туркестане», пытаясь осуществить несбыточные надежды о создании «государства Восточного Туркестана».

С начала XX века и по конец 40-х годов силы за «Восточный Туркестан» при подстрекательстве и поддержке иностранных враждебных сил не раз учиняли беспорядки. В ноябре 1933 года Сабит Дамолла создал в Кашгаре некую «Исламскую Республику Восточный Туркестан», но все национальности Синьцзяна выступили против, и через менее три месяца она распалась. В 1944 году против гоминьдановского господства восстали «три революционных района» (Или, Тачэн и Алтай), будучи частью движения демократической революции китайского народа, раскольник Алихан Туле (бывший советский узбек) захватил власть в начальный период «трех революционных районов», создал в Инине некую «Республику Восточный Туркестан» и назначил себя «председателем». В июне 1946 года руководители «трех революционных районов» Ахмаджан и Абасов свергли Алихана Туле, «Республика Восточный Туркестан» была реорганизована и переименована в Сенат Илийского округа, что нанесло сокрушительный удар по раскольническим силам.

После мирного освобождения Синьцзяна силы за «Восточный Туркестан» не смирились со своим поражением. Бежавшая за границу кучка синьцзянских раскольников совместно с раскольниками внутри страны при поддержке международных антикитайских сил в удобный момент развернули раскольническую деятельность. Особенно с вступлением в 90-е годы двадцатого столения под влиянием религиозного экстремизма, сепаратизма и международного терроризма внутренние и внешние силы за «Восточный Туркестан» перешли к раскольнической подрывной деятельности, основными методами которых стали теракты. Некоторые организации за «Восточный Туркестан» во всеуслышание заявляют, что посредством терактов достигнут цели раскола. В Синьцзяне Китая и соответствующих государствах силы за «Восточный Туркестан» задумали и осуществили жестокие теракты — взрывы, убийства, поджоги, отравления и нападения, нанесли серьезный ущерб безопасности жизни и имущества различных национальностей Китая и социальной стабильности, поставили под угрозу безопасность и стабильность в соответствующих странах и районах.

После инцидента «11 сентября» в мире все более крепнут призывы к борьбе против терроризма и сотрудничеству. Силы за «Восточный Туркестан», чтобы избежать своего незавидного положения, вновь подняли крик о защите «прав человека», «свободе вероисповедания» и «интересах национальных меньшинств», состряпали слухи, будто, «китайское правительство, пользуясь случаем, наносит удары по национальным меньшинствам», тем самым они мутят воду и обманывают международную общественность в попытках избежать ударов со стороны международных антитерро-ристических сил.